Меню
14 января 2024 в 15:15

Надежда Смирнова: «Александр Никитин перенёс пять операций и спустя два года вновь вышел на поле»

Надежда Смирнова: «Александр Никитин перенёс пять операций и спустя два года вновь вышел на поле»
Фото: Надежда Смирнова (с) ФК Уфа

Реабилитолог футбольного клуба «Локомотив» дала большое интервью «Russia Today», в котором рассказала о восстановлении профессиональных спортсменов, как отказала РК ЦСКА, пяти операциях Александра Никитина, почему регбисты выходят на поле с незалеченными травмами и многом другом.

 

Существуют ли определённые технические элементы, во время исполнения которых спортсмены наиболее часто получают травмы?
- Если мы говорим о бесконтактных повреждениях, то предупредить их намного проще, чем условные попадания по ногам, удары в голову и прочее. В этом плане помогает правильный выбор обуви и шипов, использование защитной экипировки. Согласно исследованию, риск инверсионных подворотов лодыжки значительно снижают упражнения на нестабильной платформе. Например, в «Локомотиве» игроки занимаются на ней по 10—15 минут перед каждой тренировкой. Также риск бесконтактных травм увеличивается при резких сменах направления, разворотах. В этом случае есть риск повреждения боковых и крестообразных связок, а может, и всей триады — вместе с мениском. При спринте могут пострадать задняя поверхность бедра — когда мышца резко сокращается.

 

В чём причина?
- Либо недостаток подготовки, либо неправильное распределение нагрузок. Допустим, человек поприседал с весом перед матчем, мышца воспалилась, а потом дала о себе знать при первом же ускорении. В таких условиях к подобным последствиям может привести и обычный удар по мячу. Правда, пострадает уже передняя поверхность бедра.

 

Спектр обязанностей у реабилитолога довольно широкий. При этом до недавнего времени не многие клубы располагали такими специалистами. Кто ранее занимался этими вопросами в команде?
- Эти функции зачастую брали на себя тренеры по физподготовке. Но сейчас в каждом коллективе есть также и реабилитолог, поскольку одному человеку очень тяжело совмещать это.

 

В чём сложность?
- В период восстановления каждый спортсмен работает с реабилитологом индивидуально. По-хорошему, это около двух-трёх часов в день. Как правило, травмируется не один человек, поэтому уделить время всем крайне сложно. Кроме того, иногда в спектр обязанностей коллег входит проведение разминки либо перед тренировкой, либо до выхода на поле. Здесь мы говорим о тех же упражнениях на нестабильных платформах, с эспандерами и прочим.

 

Как вы говорили, один из непростых периодов — самое начало восстановления. Ещё есть риск получить рецидив, но при этом атлет уже хочет вернуться в основную группу. Как удержать его от этого?
- Возвращением в спорт занимается врач. Все сроки устанавливает он, а реабилитолог тестирует состояние атлета и говорит о готовности. Если человек торопит события, то ему объясняют, почему нельзя спешить и чем это может закончиться. Обычно беседой всё и ограничивается. Ребята хотят вылечиться до конца и больше не возвращаться в лазарет. Ведь процесс восстановления для них — страшный сон. Никто не хочет заниматься с реабилитологом, ведь это тяжёлая работа. Когда они здоровы — находятся в коллективе, выходят на поле, принимают участие в матчах, тренируются на протяжении двух часов в день. Здесь же приходят в зал и пашут три часа. Ведь нам нужно не просто поддержать его форму, но и сделать лучше. Чтобы по возвращении в общую группу игрок был сильнее остальных. Когда не было тех же санкций, а российские команды участвовали в международных турнирах, был смысл рисковать — вернуться чуть раньше запланированного срока. Сейчас спешить особо некуда. Лучше полностью прийти в себя и помочь команде. Пусть и чуть позже.

 

Кому было сложнее всего объяснить, что нужно немного «придержать коней» и спокойно восстановить здоровье?
- Всё зависит как от тренерского штаба, так и от врача. Так как ответственность всегда лежит на докторе, то именно за ним остаётся последнее слово. Для реабилитолога же всегда важнее завершить процесс восстановления. Быть уверенным, что игрок полностью здоров, отсутствует риск рецидива. Пусть так и не всегда получается. В моей практике такое случалось редко. Обычно мы выпускали футболиста на поле уже после того, как он полностью придёт в себя. Вот в регби ситуация другая. Там многие возвращаются на поле раньше срока, но тому есть объективные причины. Определённая когорта игроков просто обязана выступать, иначе на победы надеяться не приходится. Моя обязанность в том, чтобы максимально полно обрисовать картину: на какой ступени мы находимся, что удалось сделать, что — нет. И на основании этого врач уже выносит окончательный вердикт. Здесь своего рода командная работа.

 

Помогает ли ваш личный опыт с травмами, из-за которых пришлось закончить спортивную карьеру?
- Да. Ты лучше понимаешь, с чем в конкретный момент сталкивается спортсмен, что чувствует, можешь разговаривать с ним на одном языке. Например, в случае с разрывом крестообразных связок, который я сама перенесла в своё время. Это очень тяжёлая травма, а восстановление очень длительное. Важно понимать, что сейчас это уже не конец карьеры, а довольно банальная травма. Нужно восстановиться и играть, пусть ради этого придётся попотеть. Благо всё необходимое у атлетов есть — реабилитолог, всевозможные приспособления для оценки динамики. Требуется лишь прислушиваться к рекомендациям и выполнять их.

 

Разрыв крестообразных связок считается одним из самых тяжёлых повреждений. Есть что-то страшнее?
- На мой взгляд, в плане реабилитации хуже всего — разрыв ахиллова сухожилия, благо он не так часто встречается. Кресты поставила бы на второе место.

 

Чем так страшен процесс восстановления при разрыве ахилла?
- Порядка четырёх недель человек вынужден ходить в сапоге и на костылях. После этого стопу выводят в 90°, и в таком же режиме — ещё две недели. Таким образом, около полутора месяцев пройдёт, прежде чем можно начинать разрабатывать сам голеностопный сустав. За это время образовывается контрактура, пропадают мышцы. Ходить столько времени на костылях — само по себе сложно. Кроме того, сам процесс проходит значительно болезненно. Ахиллово сухожилие зашивают, оно воспаляется. Поэтому срок реабилитации обычно составляет около девяти месяцев. Но есть пример гимнаста Артура Далалояна. За три месяца до Олимпийских игр в Токио он получил такое же повреждение, но сумел восстановиться и вместе со сборной России завоевать золото в командных соревнованиях. Это круто.

 

Как это возможно?
- Естественно, хирургом была выбрана техника операции, позволившая сделать сухожилие более крепким. Была проведена форсированная реабилитация, комплексная физиотерапия. Но в этом случае ситуация обязывала — либо пан, либо пропал. Далалояну было необходимо выйти на помост. Бывают ситуации, когда ты не руководствуешься сроками. Ты рискуешь, но тебе есть ради чего это делать.

 

Назовите ещё пару настолько впечатляющих историй, как в случае с Далалояном.
- За команду «ВВА-Подмосковье» по регби выступает Александр Никитин. У него случился вывих коленного сустава и разрыв всего, что могло быть в нём. Многие закончили бы карьеру после такого. Он же перенёс пять операций и спустя два года вновь вышел на поле. Можно только поаплодировать.

 

Вы уже затронули регби. В 2020 году вы могли устроиться в хоккейный ЦСКА и женскую команду по регби-7.
- В ЦСКА всё же были больше настроены на приглашение специалиста мужского пола. Кроме того, им требовался врач, а у меня высшее педагогическое образование по физической реабилитации. С учётом этого не особо подходила и впоследствии не смогла устроиться. Предложение прийти в команду по регби-7 поступило уже после того, как со мной связались из ФК «Уфа». Кроме того, регби у нас спонсируется не так хорошо, как футбол. В этом плане ему нет равных в стране. Переход раскрывал передо мной гораздо большие возможности, да и мне самой это показалось интереснее.

 

Вернёмся к спортсменам. На ваш взгляд, какой вид спорта наиболее травмоопасен?
- Безусловно, это контактные, командные виды. Чаще всего ко мне обращаются из регби. Ребята находятся в очень хорошей форме, но надо видеть, как они сталкиваются между собой. Из-за этого у них часто встречаются различного рода вывихи, переломы, разрывы связок. Активно взаимодействую с регбийным клубом ЦСКА. И только за последний месяц ко мне обратились человек пять.

 

Помимо футбола и регби, с представителями каких видов спорта вы сотрудничаете наиболее часто?
- Обращаются из самбо, бокса, BMX, спортивной гимнастики.

 

Какой случай был самым трудным в вашей практике?
- Мне кажется, самое сложное — это повторная травма. Этого мы всегда боимся, ведь срок восстановления резко увеличивается. Мне вспоминается случай с футболистом Дмитрием Сысуевым. Многие называли его хрустальным и ранее, а уже после моего прихода в «Уфу» он повредил мышечно-сухожильный переход прямой мышцы бедра. В этом месте был разрыв. Он прошёл реабилитацию, но вновь «сломался», когда уже был готов возвращаться в общую группу. В этот раз возникли проблемы с икроножной мышцей. Мы продолжили работать, и в скором времени он присоединился к коллективу. И как потом отмечали поклонники «Уфы», впоследствии гораздо реже оказывался в лазарете. Не знаю, записывать это на свой счёт или нет (смеётся).

Также ещё можно упомянуть Алёну Тирон — капитана сборной России по регби-7. У неё был разрыв передней крестообразной связки (ПКС). Её решили прооперировать, когда началась пандемия. Первый матч она провела спустя 4,5 месяца после пластики ПКС. Это очень здорово с учётом того, что обычно атлет возвращается к активной деятельности спустя восемь-девять.

 

Чем вы это объясняете?
- Для регбистов это свойственно. У них хороший мышечный каркас. Они замотивированы поскорее вернуться в строй, а это очень важный фактор. Ведь такой человек гораздо быстрее восстанавливается, чем тот, которого нужно заставлять что-то делать.

 

Первоначально она проходила реабилитацию дома?
- Да. Когда разрешили тренировки, я приезжала на стадион, занималась с ней персонально. Мне это было крайне интересно. В тот момент я работала в одной из клинических больниц Федерального медико-биологического агентства (ФМБА), и в период пандемии было приятно выйти из дома.

 

Можно ли сказать, что в регби игроки в среднем более мотивированы, чем в футболе?
- В первую очередь дело в физической форме. У них она в среднем выше, чем у футболистов. Здесь не поспоришь. Если поставить представителей обоих видов рядом, разница будет заметна. Регбисты довольно много тренируются и ориентированы на результат.

 

 

Читайте также:

Стефан Малан: «Хочу отдать все силы Пензе и команде»

Михаил Лосев дисквалифицирован на двадцать месяцев

Александр Войтов: «Попадание в четвёрку-пятёрку лучших - это минимальная задача «Динамо» в ближайшие сезоны»

«Динамо» продолжает подписывать игроков ВВА

Стефан Грундлинг - единственный легионер, оставшийся в ВВА

 
Расписание
13.06.2024
Динамо-2 - Локомотив-2
Первенство дублей
14.06.2024
Блюз - Брамбиз
Супер Регби
14.06.2024
Красный Яр-2 - ВВА-Подмосковье-2
Первенство дублей
15.06.2024
Харрикейнс - Чифс
Супер Регби
15.06.2024
ВВА-Подмосковье - Локомотив
Чемпионат России
15.06.2024
Буллс - Ленстер
Юнайтед Регби Чемпионшип
15.06.2024
Манстер - Глазго
Юнайтед Регби Чемпионшип
15.06.2024
Тулон - Ла Рошель
ТОП-14
Результаты
10.06.2024
Металлург 26 : 28 Слава
Чемпионат России
Live
На данный момент нет live трансляций