Меню
10 сентября 2023 в 14:35

Валерий Морозов: «Мечтаю, чтобы «Красный Яр» вновь стал флагманом российского регби»

Валерий Морозов: «Мечтаю, чтобы «Красный Яр» вновь стал флагманом российского регби»
Фото: Валерий Морозов в матче против Металлурга (с) фото Артёма Кириллова

Российский столб, вернувшийся из Англии, рассказал «Городским новостям» о переходе в «Красный Яр», отъезде из Британии, PARI Чемпионате России и спортивной карьере.

 

Давай начнём с полуфинала Кубка России. Матч в гостях против действующего чемпиона, которого вы совсем недавно обыграли в регулярке. Было понятно, что пензенцы выйдут на игру сверхмотивированными. Учитывали это при подготовке к поединку?
- Мы готовились в обычном режиме. У нас интенсивные тренировки в течение сезона. Собрался хороший коллектив, конкуренция на высоком уровне, все профессионалы, никто в тренировочных занятиях поблажек себе не позволяет. Поэтому дополнительно мотивировать перед матчем с «Локомотивом» не нужно было. Все понимали, что игра принципиальная, мы и сами горим желанием показать, что достойны самых высоких мест, поэтому не делим матчи на важные и не очень. К Пензе готовились так же серьезно, как к любому другому оппоненту, ничего принципиально нового не было. Это профессиональный подход, я считаю.

 

В итоге получилась сумасшедшая заруба с дополнительным временем. Минимум красоты, борьба, накал, бесконечные единоборства.
- Обе команды нервничали, хотели победить и выплеснули всё, что могли, для выхода в финал. Поэтому и получилось такое регби. Пусть не слишком зрелищное для нейтральных зрителей, но болельщиков «Яра» и Пензы игра точно держала в напряжении до последних секунд. Конечно, нам тоже хочется не просто побеждать, но и делать это красиво, но в данном конкретном поединке зрелище отошло на второй план. Я думаю, неважно, как мы выиграли, главное — что оказались в финале.

 

В полуфинале ты стал единственным столбом, который провёл на поле все 100 минут без замен. Как это возможно, учитывая интенсивность игры на твоей позиции?
- Матч был настолько важен, что некогда было думать о том, есть силы или нет. Для победы над «Локомотивом» требовалось оставить на поле всё. Надо было двигаться, толкать схватки. Тренерский штаб решил меня не менять, а я постарался сделать всё, что могу, чтобы принести пользу команде. В европейском регби видел два-три матча, когда столбы без замены играли, и думал, как они так выдерживают, а здесь самому пришлось. Тяжеловато, но когда есть цель и ты к ней идёшь, можно и нужно терпеть ради команды и ради победы.

 

День матча с «Локомотивом» в чемпионате стал для тебя особенным. Рождение сына, победа над чемпионом. У тебя присутствовало какое-то особенное вдохновение в том моменте с сумасшедшей попыткой? Если бы ты не стал отцом в тот день, могла ли она случиться?
- Я не считаю, что сделал нечто экстраординарное. Конечно, был абсолютно счастлив из-за рождения сына, но именно к попытке моё душевное состояние отношения не имеет. Сыграл по эпизоду, увидел пространство, пробил ногой, удивил оппонентов, никто этого не ожидал — ни наши, ни соперники. Игра так складывалась, что передавить «Локомотив», взять его нахрапом не получалось, нужно было перехитрить, что-то придумать. Роберт Сутидзе передал мне мяч, и я краем глаза успел заметить, что у них разорвана задняя линия, поэтому сыграл ногой. Считаю, что это по моменту было тактически правильно, будь на моём месте десятый номер, он бы сделал то же самое. Но от столба подобного вообще не ждали. Мне ещё и повезло с отскоком, всё совпало, получилось именно так, как задумал.

В нашем чемпионате привыкли, что столбы — это здоровые ребята, которые борются и толкаются. А регби развивается. И в Англии не является откровением, если столб играет ногой. Регби — это же игра, нужно именно переиграть соперника, для чего необходимо уметь на поле сделать многое. Единственное, в коридоре не нужно, наверное, столбам прыгать, а всё остальное — почему нет? Очень хочу, чтобы подобные попытки не были чем-то неожиданным и невероятным в российском чемпионате, чтобы в любой команде были столбы, которые могут так сыграть нестандартно. Это станет одним из факторов того, что мы растём и развиваемся.

 

«Красный Яр» последние годы был скорее во втором эшелоне, не выглядел претендентом на чемпионство. Сейчас же вы идёте настолько мощно, что точно входите в число реальных соискателей трофея. Каковы задачи на этот сезон?
- Мы собрались перед стартом сезона, обсуждали, чего хотим добиться, и все говорили только о чемпионстве и выигрыше Кубка России.

 

Когда приехал в Красноярск, то сразу почувствовал себя своим в команде или потребовалось время на притирку?
- В первую очередь я бы хотел поблагодарить Сергея Ивановича Чупрова, Игоря Леонидовича Николайчука и всех ребят. Как только я пришёл в команду, акклиматизация в коллективе произошла едва ли не мгновенно. Так называемая притирка если и продолжалась, то не более двух-трёх дней. Мы с ребятами на одной волне и все вместе идём к своей цели.

 

Как поживает твой английский? С легионерами на нём общаешься?
- Какие-то глобальные темы я вряд ли на английском могу обсуждать, а так с ребятами-легионерами спокойно разговариваю. Прекрасно понимаем друг друга. В Великобритании было тяжеловато в плане того, что дома с женой всегда общались на русском, а за его пределами приходилось говорить на английском. Сначала в голове думаешь по-русски — пока переведёшь, скажешь. К тому же там английский язык кардинально отличается от того, что нам в России преподают. Они очень много используют сленга. Плюс валлийцы, ирландцы, шотландцы — у них тоже специфический говор. Слова обрезают, окончания убирают, вначале понять было совершенно невозможно, привык только со временем. А вот наши южноафриканцы говорят примерно с тем же акцентом, что и мы, и их понимаю прекрасно. Я и в «Бате», когда играл, много общался именно с южноафриканцами.

 

Как соотносятся твои ожидания от возвращения в Россию и перехода в «Красный Яр» с тем, что происходит сейчас?
- У меня каких-то особых больших ожиданий и не было. Понятно, что за границей есть вещи, к которым привыкаешь, и здесь нужно перестраиваться, но это проходит безболезненно. Я знал, куда еду, следил за российским чемпионатом и понимал, к чему готовиться. Поэтому в игровом плане всё прошло без проблем. Что касается быта, с ним чуть сложнее. Именно в плане переезда из Англии в Сибирь. Но мы с женой в последнее время часто путешествуем, перемещаемся с места на место, поэтому никаких серьёзных сложностей это не доставило.

 

В Англии, если на секунду снизишь требования к себе, у тебя за спиной 10 конкурентов, которые с удовольствием займут это место. Здесь такого нет, и ты стопроцентный игрок старта. Как подобное скажется именно на тебе. Готов пахать так же, как последние пять лет?
- Я точно готов. Привык относиться к себе критически, корону никогда не надевал, и требования у меня к собственной игре завышенные. Наверное, характер такой. Люблю спорт, соревноваться, конкурировать, развиваться, хочется быть лучшим на своей позиции, поэтому тренируюсь с таким же усердием. Даже тренеры порой говорят, что перебарщиваю с этим. Но приятно, что и ребята подтягиваются. Занимаемся и до, и после тренировок. Поэтому уверен, что никакой расслабленности не допущу.

 

Ты, русский регбист, играющий в Англии, с беременной женой вдруг возвращаешься в Россию, да ещё и в далёкую Сибирь. Почему принял такое решение?
- Там ситуация тянется издалека. После «Сейл Шаркс» я вернулся в Россию, в ЦСКА. Потом они отпустили меня в аренду в команду «Бат», после чего я должен был опять к ним присоединиться. Получается, что ЦСКА прекращает своё существование, мне об этом сообщают. Нужно что-то делать, искать команду. Я подписываю контракт с «Вустером» на два года. Переезжаю, вроде всё стабильно, но в самом английском регби — проблемы. Финансовый коллапс, усугублённый пандемией коронавируса. В итоге получается так, что «Вустер» не может с этими трудности справиться, его отстраняют от чемпионата, и команда распадается. Не только «Вустер» так пострадал, то же самое случилось ещё с одним известным клубом — «Уоспс». Все находятся в шоке. Никогда ранее такого не было. Регбийный мир вздрогнул, многие игроки в одночасье остались без работы. Меня берут обратно в «Бат», здесь повезло, а многие ребята в это время ищут работу: кто в Уэльс уехал, кто во Францию. Потом кончается контракт с «Батом», а проблемы продолжаются. Ещё несколько клубов банкротятся. И я сижу в неведении: вроде и предложения есть, но, кто знает, будет ли завтра эта команда вообще существовать. А у меня действительно жена беременна, и надо что-то делать. Интерес ко мне есть, но сколько времени пройдёт до подписания контракта, неизвестно. Поэтому принял решение вернуться в Россию. Увидел в этом много плюсов, и не только в части спортивной стабильности. Сын родился, опять же. Бабушки и дедушки рядом будут. Поэтому решение о возвращении было трезвым и взвешенным.

 

Но почему «Красный Яр»? В Москве нет теперь ЦСКА, но есть «Динамо». Да та же Пенза ближе к столице и к Зеленограду, где у тебя родители живут. А если Красноярск, то почему не «Енисей», из которого ты уезжал в Англию? В общем, в «Красном Яре» увидеть тебя было полной неожиданностью.
- Так сложилось. Не буду скрывать, поступали предложения из многих клубов, но мы сели и поговорили с Сергеем Ивановичем, с Игорем Леонидовичем. Те условия, что были предложены, то, как строится команда, моя роль в этом — всё устроило. Наши интересы полностью совпали, поэтому выбрал «Красный Яр». И сейчас рад, что так получилось. Хочу быть причастным — может, это громко будет сказано — к возвращению «Яром» былого величия. Мечтаю, чтобы он вновь стал флагманом российского регби. И сделаю для этого всё, что в моих силах. Думаю, отечественное регби выиграет от того, если наша команда вновь вернётся в гонку за золото. А в Красноярске опять начнётся сумасшедшее противостояние правого и левого берегов с непредсказуемым итогом.

 

Ты и Кирилл Готовцев одни из лучших игроков страны — можно сказать, лица нашего регби, представляющие его за границей. При этом вы оба пришли в этот вид спорта поздно. Ты в 16 лет из волейбола, Кирилл и вовсе был борцом приличного уровня, пробовал себя в бобслее и только после этого оказался в регби. Задумывался ли когда-нибудь, каких высот мог бы достичь, занимайся ты регби с самого детства?
- Подчеркну, что мы с Кириллом в числе лучших всё-таки на своих позициях, неправильно сравнивать столбов с десятыми номерами, к примеру. Что касается меня, то я много лет отдал волейболу. Но вряд ли там бы достиг каких-то высот. Я задумывался о том, что было бы, начни сразу заниматься регби лет с семи, но считаю, что вряд ли итог был лучше, чем есть сейчас. Волейбол дал мне многое. Нет проблем с чувством мяча, могу спокойно поиграть и в него, и в баскетбол. Кирилла закаляла борьба, и всё это он использует сейчас и играет на высочайшем уровне. А я использую свои волейбольные навыки и даже считаю, что это даёт мне некоторые преимущества перед другими столбами. Совсем не боюсь мяча — наоборот, чувствую себя комфортно с ним в руках. Уверен, что у каждого свой путь, и я нисколько не жалею, что мой сложился и складывается до сих пор именно так.

 

Что ты считаешь вершиной своей карьеры на данный момент?
- Наверное, всё время, проведённое за границей. Но внесу ремарку: всё-таки главные вершины, надеюсь, у меня впереди.

 

Где выше уровень игры — на Кубке Мира или в Англии на клубном уровне?
- Тяжело сказать. Для регбиста Кубок Мира — это главное событие в жизни, каждый мечтает туда попасть. Но он проходит раз в четыре года, а чемпионаты каждый сезон. Думаю, что именно играть на протяжении всего года в чемпионате тяжелее, и общий уровень игры в той же английской Премьер-лиге выше, чем на Кубке Мира.

 

Как, на твой взгляд, отразится на российском регби отстранение от международных турниров?
- Очень болезненно. Для нас это отстранение не пройдёт незаметно. Понятно, что мы играем в своём чемпионате, есть легионеры, и это очень хорошо, но для развития и роста необходимы встречи с зарубежными командами.

 

Если тебе завтра скажут: «Валера, регби больше нет», чем займёшься?
- Не знаю. Приму информацию к сведению, сяду и подумаю, что делать дальше. Всё-таки я профессиональный спортсмен и регби — моя работа. Буду играть как можно дольше, если здоровье позволит. Конечно, хочется получить качественное образование и быть специалистом в какой-либо другой области. Но пока я в расцвете спортивных сил и на это просто нет времени.

 

У многих спортсменов из травмоопасных видов жёны и особенно мамы не смотрят матчи или бои. Слишком волнительно. Как в твоей семье с этим дело обстоит?
- Мама и жена мои главные болельщицы. Да и не только они. Близкое окружение всегда переживает за меня и с трибун, и у экранов. А мама вообще заядлая болельщица — в Красноярск приезжает, в другие города. Кричит громко, хорошо её слышно. Жена всегда смотрит игры с интересом, поддерживает, и сын уже тоже смотрит вместе с ней.

 

Сын маленький совсем. Но если заглянуть вперёд, ты бы хотел, чтобы он стал регбистом?
- Я бы хотел, чтобы он стал тем, кем сам захочет. Выберет регби — буду рад и поддержу, как и в любом другом деле, но считаю, что не нужно с малых лет насильно что-то навязывать ребёнку. Это его жизнь и его выбор.

 

Ты сейчас счастлив в Красноярске и в «Красном Яре»?
- Конечно. Все близкие рядом, все живы-здоровы, хлеб на столе есть. Отличная команда, тренеры понимающие, ребята прекрасные. Идём по сезону без поражений, нужно так и продолжать — и всё будет ещё лучше.

 


Читайте также:

«Эх, Годлюк, ты слишком много мазал». «Слава» в упорной борьбе проиграла «Красному Яру»

Ульрих Бейерс: «Сыграли не так, как хотелось бы»

Сергей Лыско: «Одержали маленькую победу, взяли бонус защиты»

«Тяжелая машина» сполна отомстила «Локомотиву» за поражение в финале прошлого сезона

 
Расписание
17.07.2024
ВВА-Подмосковье-2 - Енисей-СТМ-2
Первенство дублей
17.07.2024
МАР - Красный Яр-2
Первенство дублей
19.07.2024
Тонга - Испания
Тестовые матчи
19.07.2024
Редс - Уэльс
Тестовые матчи
Результаты
14.07.2024
Парагвай 12 : 80 Гонконг
Тестовые матчи
Live
На данный момент нет live трансляций